Главная

Конституционный суд поправил дефекты в жилищном законодательстве

06.2010

Конституционный суд огласил постановление по делу Валерии Чадаевой, которое должно помочь детям из так называемых неблагополучных семей сохранить свое право на жилье.
Выйдя после оглашения постановления о проверке конституционности пункта 4 статьи 292 Гражданского кодекса РФ, председатель Конституционного суда Валерий Зорькин честно признал: "Случай сложный. Конституционный суд выявил определенный дефект в законодательстве, и мы надеемся, что это поможет снять напряжение, которое существовало вокруг этих так называемых неблагополучных семей". И действительно, в заключительной части решения одна и та же норма признается одновременно противоречащей и не противоречащей Основному Закону. По сути, в своем постановлении Конституционный суд вводит в российское законодательство дополнительные критерии, оценивающие родителей с правовой точки зрения.
17-летняя Валерия Чадаева в своей жалобе в КС писала: "Отец после отбытия наказания в виде лишения свободы вернулся в семью и начал хронически злоупотреблять спиртными напитками". Потом отец заявительницы вновь сел, на этот раз за злостное уклонение от уплаты алиментов, и там, в местах лишения свободы, продал квартиру, в которой Валерия жила с самого своего рождения. Была и еще одна сделка по перепродаже этой квартиры, несколько судебных процессов. Архангельские суды дословно читали поправку в 292-ю статью Гражданского кодекса, вступившую в силу с 2005 года, указывая, что если ребенок не находится под опекой и попечительством, то жилое помещение может быть свободно отчуждено собственником без дополнительных условий, гарантирующих право ребенка на жилье. А Чадаева находилась под опекой матери, и хотя та до последнего процесса не дожила, судебная коллегия по гражданским делам Архангельского облсуда оставила вынесенные ранее решения без изменения.
"Эта статья должна была снять с родителей, с каждой семьи подозрение в недобросовестности, - объяснял Валерий Зорькин, - но она оставила узкий коридор возможностей для контроля за заведомо недобросовестными родителями, и от этого страдали семьи алкоголиков, или дети, чьи родители уклонялись от выполнения своих обязанностей". В своем решении судьи КС указывают, что, внося поправки, облегчавшие процедуру купли-продажи недвижимости (теперь на это согласия органов опеки не требовалось), законодатель исходил "из предположения, что при отчуждении собственности на жилое помещение родители действуют добросовестно, соблюдая права и законные интересы находящихся на их попечении несовершеннолетних детей, этим, однако, не исключается вероятность отклонения собственника жилого помещения от той модели поведения".
Правда, возвращаться к старому правовому регулированию судьи КС не стали. Напротив, они передали право решения суду, поясняя, что суд "правомочен понудить родителя к восстановлению нарушенных прав и законных интересов ребенка". Особенно в тех случаях, когда "родительское попечение формально не прекращалось, но в силу тех или иных причин фактически не осуществлялось".
- Могут быть применены гражданско-правовые компенсаторные или правовосстановительные механизмы вплоть до признания сделки недействительной в том случае, если в судебном заседании будет установлено, что приобретатели жилых помещений, в которых проживают несовершеннолетние дети, знали или должны были знать о злоупотреблении родителем, отчуждающим жилое помещение, своим правом собственности, повлекшем нарушение имущественных прав ребенка, - поясняют в своем решении судьи КС.
Что же касается оспариваемой нормы, то практика ее правоприменения привела к тому, признают в Конституционном суде, что закон "не обеспечивает указанных возможностей защиты и восстановления прав ребенка, нарушенных сделкой по отчуждению жилого помещения, совершенной собственником, на попечении которого находится данный ребенок". Именно в этом смысле оспариваемая норма была признана неконституционной, но силы своей правовой не лишена, ей таким образом было дано новое истолкование.
Владимир Цвиль, представлявший интересы Чадаевой, заявил, что "мы довольны этим решением", но признал, что не знает, удастся ли вернуть Валерии квартиру собственных родителей: "Квартира была перепродана как минимум два раза, и теперь суд должен устанавливать, являются ли ее нынешние владельцы добросовестными приобретателями. Возможно, федеральные или региональные власти помогут реализовать ребенку право на жилище".
 

Официальный сайт Уполномоченного по правам человека в Приморском крае