Главная

Реформа системы исполнения наказаний радикально изменит места лишения свободы

12.2009

Россия без лагерей
Реформа системы исполнения наказаний радикально изменит места лишения свободы
www.vz.ru 15 декабря 2009 г.
 
Через несколько лет в России будут действовать только два вида тюрем и колоний-поселений. В рамках реформирования уголовно-исполнительной системы (УИС) страна откажется от лагерей и исправительно-трудовых колоний, которые, по мнению главы ФСИН Александра Реймера, являются тяжким наследием сталинской эпохи. Все преобразования в УИС планируется завершить в течение 10−15 лет.
На смену исправительно-трудовым колониям и лагерям должны придти тюрьмы и колонии-поселения, считает руководитель Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Александр Реймер.
Преобразования запланированы в рамках реформирования уголовно-исполнительной системы, которая, по оценкам специалистов, может занять от 10 до 15 лет.
В итоге в России сохранится всего два вида тюрем − для рецидивистов и совершивших тяжкие преступления в первый раз, а также два вида колоний-поселений − с усиленным наблюдением и без него, где будут содержаться неопасные преступники.
«Исправительно-трудовые колонии и лагеря − это наследие ХХ века, причем приснопамятных 30-х годов. Там они, в основном, появились, и оттуда они выросли», − заявил Реймер в интервью телеканалу «Вести.Ру». Директор ФСИН также подчеркнул, что на сегодняшний день лагеря и трудовые колонии не выполняют свою задачу исполнения наказаний.
По предварительным подсчетам, в результате реформы будут высвобождены около 40 исправительных учреждений. «Их можно будет использовать в инвестиционных программах, по опыту Минобороны России, или передать МВД для организации арестных домов, либо они могут использоваться ведомством в других целях», − считает директор ФСИН.
С необходимостью реформирования уголовной системы согласен и министр юстиции РФ Александр Коновалов. «Действующий подход к уголовным наказаниям в стране сильно устарел и является неадекватным», − заявлял он ранее, отмечая, что главная задача реформирования − снижение числа людей, которые находятся в местах лишения свободы.
По словам Коновалова, около половины заключенных РФ могли бы быть наказаны за свои проступки вне изоляции от общества и разрыва социальных связей. «В то же время многие преступники находятся на свободе, в том числе за счет латентности преступлений, ошибок следствия и судебной системы», − отмечал глава Минюста.
«Арест должен рассматриваться как исключительная мера пресечения, без которой нельзя обойтись категорически», − подчеркивал Коновалов.
Свою оценку предложениям руководителя ФСИН Александра Реймера дал и уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин. По его мнению, за словами Реймера должно последовать всеобщее обсуждение этого вопроса.
«То, что он говорит, в принципе, я считаю правильно. Собственно говоря, я уже неоднократно говорил то же самое, но не в этом дело. А дело в том, что эти золотые слова «с остатками Гулага должно быть покончено» − все дело в том, как это сделать? Делать это нашими проверенными средствами – «ура» и «на авось» − или очень серьезно продумать, подготовить и обеспечить со всех сторон такую серьезную реформу», − сказал Лукин, комментируя слова главы ФСИН.
Однако Лукин, помимо «красивых и в целом правильных слов», не видел еще реальной программы, которая должна включать очень много серьезных вопросов.
«Среди этих вопросов, например, такие: как несколько меньше, чем миллионное, тюремное поднадзорное население будет в данных условиях переходного периода существовать, что будет происходить? Сколько нужно тюрем для того, чтобы заменить колонии? И если ровно столько же, и заключенные будут переселяться в поселения, то это неправильно, потому что там есть очень тяжелые персонажи, значит, они должны переселяться в тюрьмы», − заметил он.
Лукин добавил, что никаких конкретных предложений по проведению реформы пока нет.
«Пока у нас только красивые слова. Спасибо за них, они идут в правильном направлении, но давайте начнем работать», − заявил он, отметив, что ФСИН должно разработать предложения и представить их на обсуждение.
«Потому что внутренние разработки всегда грешат своими застарелыми привычками, традициями и так далее. Только широкое обсуждение всех заинтересованных лиц. Мы пока в нем не участвуем», − сказал омбудсмен.
В заключение он констатировал, что очень опасно начинать проведение реформ до обсуждения.
«Ничего, кроме конфуза, из этого не выйдет», − заключил Владимир Лукин.
Отметим, что в начале года о недостатках УИС говорил и Дмитрий Медведев. «Состояние уголовно-исполнительной системы, где содержится около 800 тысяч человек, нельзя назвать удовлетворительным», – подчеркнул президент.
Для заключенных, осужденных за легкие правонарушения, президент России предлагает шире применять в качестве наказания «домашнее» ограничение свободы.
«Введение в действие мер в виде ограничения свободы, вместо заключения под стражу до суда, позволит снизить число заключенных на 20 тысяч человек в год», – отметил Дмитрий Медведев.
Как уже сообщала газета ВЗГЛЯД, электронные браслеты позволяют следить за преступниками в течение 24 часов в сутки. По словам специалистов, устройство очень легко надеть и трудно снять. Для этого необходима специальная аппаратура. Если кто-то попытается сорвать, вскрыть, разрезать аксессуар слежения, тут же прозвучит сигнал тревоги. Тот же сигнал раздастся, если осужденный зайдет на запретную для него территорию.
В России будут опробованы два вида электронного контроля: простая модель, состоящая из базовой станции и легкого электронного браслета, благодаря чему человек свободно может передвигаться в небольшом радиусе от станции, и более сложная система электронного слежения посредством спутниковой связи или GSM.
 
Текст: Оксана Бойко

Официальный сайт Уполномоченного по правам человека в Приморском крае