Главная

Владимир Лукин - о массовых нарушениях прав при изъятии паспортов

"Российская газета" - Федеральный выпуск №4990 (166) от 4 сентября 2009 г. Лидия Графова

Спецоперация под названием "сплошная проверка" проводилась с 2003 года в масштабах всей России. Были отобраны паспорта у 55 тысяч человек. Одновременно отбиралось и гражданство.
В статье "Бьют по паспорту" ("РГ", 12.08.2009) рассказывалась история одного из "лишенцев" - Льва Вылегжанина, 17 лет назад переехавшего из Эстонии в Россию. Бывший послушник Валаамского монастыря, он живет сейчас в небольшом поселке Владимирской области, имеет дом, семью (его жена, две дочки, мать, отец и брат - все граждане РФ), и вдруг при обмене иностранного паспорта Вылегжанин узнал, что он не гражданин России.
Целый год вел человек безуспешную борьбу с бюрократической машиной, а на следующий день после публикации в "РГ", 13 августа, по электронной почте пришло от него вот такое письмо:
"...Случилось невероятное. Только что позвонил тот самый Хренов, который подозревал, что я купил гражданство, грозился отдать меня под суд, а теперь он любезно сообщил, что я, оказывается, уже гражданин России и мне стоит только подать заявление на выдачу паспорта, захватить с собой фотографии и уплатить госпошлину. Сначала я даже не понял, о чем речь, переспросил. Нет, все точно. Я должен явиться, сдать прежний паспорт (тот самый, который у меня хотели отнять, но я его прятал, берег), а теперь - сдать, чтобы получить... новый.
Но если они поняли, что незаконно лишали меня гражданства и теперь хотят исправить свою ошибку, зачем, спрашивается, устраивать эти бюрократические игры? Значит, теперь доблестные чиновники из ФМС будут усердно изображать активную деятельность по замене одного бланка на другой и еще требуют, чтобы их бессмысленная деятельность оплачивалась из моего кармана налогоплательщика.
Я спросил Хренова: а не проще ли оставить мне мой прежний паспорт? Ведь этот номер значится во множестве моих документов, которые теперь придется тоже менять. Нет, согласно проведенной проверке мой родной паспорт признан незаконным, объявлен, понимаете ли, в розыск, и теперь при обращении в банк либо в билетную кассу, да хоть на почту за получением бандероли, у меня могут его изъять. Ну, зачем, мол, вам лишние неприятности?
За год мытарств в статусе ЛБГ (лица без гражданства) я усвоил, что "преступление" мое в том, что кто-то из чиновников почему-то не удосужился внести запись о моем законном гражданстве в какую-то базу. Зато теперь, в результате проверки, меня внесли в другую (черную!) базу, а она уже электронная и доступна любой билетерше. Так что хочешь не хочешь, а эту декоративную процедуру обмена паспорта на паспорт придется пройти.
Ну ладно, дело-то не в корочке, а в том, что по сути меня вынудили повторно получать российское гражданство. Очень обидно, что от имени государства выступают такие неуязвимые чиновники, которые не способны признавать своих ошибок и готовы, чтобы выйти сухими из воды, как угодно издеваться над людьми и позорить при этом государство. Лев Вылегжанин".
Что ж, огорчение Льва нетрудно понять. Такая скоропалительная и вместе с тем точечная реакция на критику газеты означает, что нас толком не услышали. Остается неясным, что же будет с тысячами других беспаспортных "не граждан".
 
Прокомментировать эту зависшую трагедию мы попросили Уполномоченного по правам человека в РФ Владимира Лукина.
Российская газета: Владимир Петрович, еще в начале прошлого года в "РГ" был опубликован ваш доклад, специально посвященный массовому нарушению прав при изъятии паспортов. Однако мучения невинных людей, как видим, продолжаются.
Владимир Лукин: Знаю. В почте Уполномоченного по-прежнему большое количество таких жалоб. Это, конечно же, вызывает возмущение. Ведь уже после моего спецдоклада, в апреле этого года, было постановление Генпрокуратуры, которая тоже обнаружила массовое нарушение прав граждан при проверке паспортов. Был также приказ директора ФМС Ромодановского. Генерал запретил своим сотрудникам при работе с паспортами требовать не предусмотренные законом документы, обосновывающие принадлежность к гражданству.Смотрите, что получается. В абсолютном большинстве случаев изъятые паспорта были в свое время выданы государственными органами на подлинных бланках, с подлинными печатями. Когда их выдавали, уже проводили проверку. Более того, многие из тех, у кого отобрали паспорта, давно живут в России и успели получить не только внутренний, но и заграничный паспорт, причем неоднократно. И всякий раз, надо полагать, успешно проходили проверку на принадлежность к гражданству. Значит, нет за этими людьми никаких признаков вины и тем более злого умысла. Зато налицо все признаки служебной ошибки самих госорганов, внезапно обнаруживших, что у лиц, которым они исправно выдавали российские паспорта, отсутствует, оказывается, документальное подтверждение гражданства.
РГ: Вы говорите: служебная ошибка. Так почему же за ошибки чиновников должны расплачиваться их жертвы?
Лукин: К сожалению, добиться от государственного органа признания собственных ошибок - задача неимоверно сложная, а без разбирательства в суде просто невыполнимая.
РГ: Однако практика показывает, что суд чаще всего принимает сторону государственного органа, а не обиженного человека. Даже в тех редких случаях, когда первая судебная инстанция признает незаконность действий должностных лиц, потом в кассационном обжаловании или в надзоре это решение отменяется. Так было с тем же Вылегжаниным. На днях он получил отказ из Верховного суда и говорит, что окончательно разочаровался в нашем правосудии. Ему-то лично уже ничего не было надо, но он надеялся, что если Верховный суд признает законность определения первой судебной инстанции (оно было в пользу Вылегжанина), то этот прецедент может помочь другим "лишенцам".
Лукин: В России, как известно, нет прецедентного права. Однако после того как Генпрокуратура выявила массовые нарушения при изъятии паспортов, следовало ожидать, что суды также обратят на это беззаконие пристальное внимание. И, возможно, Верховный суд обобщит судебную практику по таким делам. Но ничего подобного не произошло, и у пострадавших создается впечатление, что никто из чиновников не понес никакой ответственности. Впрочем, возбуждаются, конечно, уголовные дела в отношении чиновников-жуликов, но они тянутся неимоверно долго и часто кончаются ничем.
РГ: Вот сейчас расследуется дело в отношении сотрудников миграционной службы подмосковного Орехово-Зуева. И там более чем у трехсот человек забрали паспорта как вещдоки и людям не объясняют, кто они теперь: граждане - неграждане...
Лукин: Ни в коем случае нельзя отбирать у человека паспорт, пока в судебном порядке не доказано, что он сам виноват в какой-то подделке. Это требование закона. Если возникло подозрение или чей-то паспорт нужен следователю как вещественное доказательство вины чиновника, ну снимите с документа ксерокс и верните владельцу. И делать это надо немедленно. Для меня срок имеет тут принципиальное значение.
РГ: Между тем тысячи людей по сей день живут без паспорта, лишенные элементарных человеческих прав. Наша бюрократическая машина работает неторопливо, и, знаете, чиновники говорят "лишенцам", что апрельское постановление Генпрокуратуры к тем, у кого отобрали паспорта раньше, отношения не имеет.
Лукин: Неправильно они говорят. Не должен человек оставаться без прав и без документа. Это пробел в нашем законодательстве, что паспорт исполняет одновременно две роли: свидетельствует о гражданстве РФ и в то же время является удостоверением личности. Так что когда у человека отбирают паспорт, у него как бы отнимают... лицо. Он становится как бы никем.Не отрицая необходимости строгого контроля за соблюдением законодательства о гражданстве, следует откровенно признать, что нравственные и материальные издержки людей, у которых органы ФМС скоропалительно и порой без всяких на то оснований изымают паспорта, существенно превышают эффект от борьбы с преступностью. Что-то не помню я случая, чтобы какой-то опасный преступник был пойман в ходе этой сплошной проверки. Зато невинные люди в своих обращениях оценивают изъятие паспорта как личную катастрофу.
РГ: Не только переселенцы, но и все мы, россияне, становимся заложниками ФМС. Ведь у любого из нас можно по какому-то подозрению отнять паспорт.
Лукин: В своем спецдокладе я приводил такой вот фрагмент из постановления Европейского суда по правам человека (по делу "Смирнова против России"): "...Суд считает установленным, что в своей повседневной жизни российские граждане должны удостоверять свою личность... даже при реализации таких... задач, как обмен валюты или покупка билета на поезд. Внутренний паспорт также необходим и для реализации жизненно более важных потребностей, например, для поиска работы или получения медицинского обслуживания. Следовательно, лишение паспорта представляет собой продолжительное вмешательство в личную жизнь..."
РГ: Ну, вот. Так что же все-таки делать тысячам "лишенцев"? Ведь прав Вылегжанин: заставлять человека повторно получать российское гражданство - это не только издевательство над человеком (сколько сил, времени и средств требуется, чтобы пройти заново всю эту громоздкую процедуру, к тому же упрощенный порядок с 1 июля прекратил действие), но "гражданство в квадрате" - это еще и кощунство по отношению к гражданству как таковому.
Лукин: Согласен. А в ответ на вопрос, что делать, я хотел бы повторить главную рекомендацию моего прошлогоднего доклада: "С учетом остроты и неотложности проблемы наиболее эффективным способом ее решения мог бы стать указ президента РФ о безусловном приеме в российское гражданство переселенцев из стран СНГ, не по своей вине ошибочно документированных паспортами гражданина РФ". Считаю, что пора наконец осознать, что наши соотечественники, лишившиеся родины против своей воли и ныне переселившиеся в Россию, в сущности не являются иностранцами. И при решении вопросов их гражданства полагаю необходимым и в высшей степени справедливым руководствоваться особым правовым статусом России как единственного продолжателя Советского Союза.
 

Официальный сайт Уполномоченного по правам человека в Приморском крае