Главная

Заявление Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации

По вопросу функционирования учреждений уголовно-исполнительной системы. 07.2008

С первого дня работы на посту Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации функционирование учреждений уголовно-исполнительной системы вызывает у меня немалое беспокойство. С незавидным постоянством в этих учреждениях происходят чрезвычайные происшествия, вызывавшие большой общественный резонанс. Сужу об этом в том числе и по поступающим ко мне жалобам.

Достаточно вспомнить события в Льговской колонии Курской области, где в 2005 году большая группа осужденных нанесла себе телесные повреждения, протестуя против применения недозволенных методов воздействия; захват заложников в СИЗО-9 Московской области в 2006 году. В 2007 году подобные чрезвычайные происшествия имели место в учреждениях уголовно-исполнительной системы в Архангельской, Самарской и Томской областях, городе Санкт-Петербурге и Ленинградской области.

С особой тревогой нельзя не упомянуть о чрезвычайных происшествиях в воспитательных колониях для несовершеннолетних. Инциденты в Жигулевской воспитательной колонии, СИЗО-1 города Санкт-Петербурга, и наконец, трагические события в Кировградской воспитательной колонии Свердловской области, где погиб сотрудник колонии, пытавшийся предотвратить перерастание группового неповиновения в массовые беспорядки, два воспитанника были убиты, девять получили огнестрельные ранения различной степени тяжести.

Впервые в новейшей истории Российской Федерации в отношении несовершеннолетних было применено огнестрельное оружие на поражение!

Рассмотрение поступающих ко мне жалоб, личные посещения воспитательных колоний для несовершеннолетних позволяют предположить, что реформа уголовно-исполнительной системы в части отбывания наказания несовершеннолетними, сведена, в основном к различного рода ремонтным и строительным работам.

Вне всякого сомнения, такие работы необходимы. Вместе с тем, убежден, что соблюдение прав человека при отбывании уголовного наказания в виде лишения свободы состоит не только, и не столько в материально-бытовых условиях, сколько в недопущении унижения человеческого достоинства. Подтверждением тому являются уже упомянутые события в Кировградской воспитательной колонии Свердловской области. Лично убедился в том, что в этом учреждении были созданы необходимые материально-бытовые условия для подростков, в том числе оборудованный по последнему слову техники компьютерный класс, хорошие жилые помещения, нормальное питание. Но недобросовестное выполнение персоналом своих обязанностей, недозволенные унижающие человеческое достоинство методы воздействия, некоторые из которых нельзя назвать иначе как пытка, сводят на нет усилия государства.

Потрясен изучением копии приговора Свердловского районного суда Костромской области, признавшего виновными в совершении преступлений пятерых сотрудников Костромской воспитательной колонии, которые отдавали приказы подросткам «... снять штаны и принять положение «упор лежа»» и после этого избивали их деревянной палкой, унижали их человеческое достоинство, заставляя «... на четвереньках идти за строем» и «... ползти по плацу за отрядом». А один из осужденных сотрудников приказывал одному из воспитанников «... чтобы тот в присутствии осужденных карантинного отделения колонии грыз зубами деревянный порог в столовую...» а затем «... грыз зубами кирпичную кладку на плацу...». Воспитанник в присутствии значительного количества осужденных «... встал на колени и стал грызть кладку парапета...».

Ко всему прочему этот сотрудник являлся начальником отдела по воспитательной работе с осужденными ФГУ «Костромская воспитательная колония»!

Самое широкое внимание общественности было привлечено к недавним событиям в одном из учреждений Челябинской области, где 31 мая текущего года после применения специальных средств скончались четверо осужденных.

По сообщению прокурора Челябинской области, областной прокуратурой инициировано возбуждение трех уголовных дел, проведенная прокурорская проверка выявила «грубейшие нарушения требований Конституции Российской Федерации и уголовно-исполнительного законодательства, низкий профессиональный уровень, отсутствие надлежащей оперативной, режимной и воспитательной работы с осужденными, вследствие которых сложилась чрезвычайная ситуация».

Эта оценка прокуратуры Челябинской области несколько отличается от опубликованной в средствах массовой информации официальной позиции ФСИН России с сообщением о правомерности применения специальных средств.

Целесообразность наличия специальных средств, газового и огнестрельного оружия у сотрудников уголовно-исполнительной системы сомнений не вызывает, как не вызывает сомнений возможность, а в некоторых случаях и необходимость применения этих крайних мер.

Вместе с тем, объем и рамки их применения должны быть строго дозированы, их направленность должна быть ограничена необходимостью пресечения противоправных действий.

В любом случае не подлежит обсуждению необходимость оказания срочной медицинской помощи лицам, к которым были применены эти крайние меры.

В этой связи возмущен действиями сотрудников ГУФСИН России по Челябинской области, которые по сообщению прокурора Челябинской области после применения специальных средств обязательный детальный осмотр осужденных произвели поверхностно, последующий контроль за их здоровьем обеспечен не был.

Эти и многие другие чрезвычайные происшествия в учреждениях уголовно-исполнительной системы, свидетельствуют о серьезных недостатках в ее функционировании и содержат признаки системного кризиса.

В сложившейся ситуации считаю необходимым самого скорейшего использования законодательных основ осуществления общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания, закрепленных Федеральным законом от 10 июня 2008 года №76-ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания».

В этой связи обращаюсь к общественным объединениям, всему правозащитному сообществу с призывом начала широкомасштабной работы по формированию общественных наблюдательных комиссий во всех субъектах Российской Федерации.

Обращаюсь также к Совету Общественной палаты с просьбой о подготовке к реализации требований Федеральным закона от 10 июня 2008 года №76-ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания», вступающего в законную силу с 1 сентября 2008 года.

Заявляю о своей готовности неуклонного исполнения установленнных действующим законодательством функций Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации в части самого широкого взаимодействия Уполномоченного с Общественной палатой Российской Федерации и общественными наблюдательными комиссиями в области обеспечения прав человека в местах принудительного содержания.


Официальный сайт Уполномоченного по правам человека в Приморском крае