Главная

Трудности с устройством на работу становятся причиной возвращения человека в места заключения

«Эхо Москвы», 09 апреля 2008

Даже при наличии вакансии работодатели отказываются предоставить работу бывшему заключенному. Механизм его трудоустройства в законе не прописан, поэтому необходима законодательная инициатива, - считает Уполномоченный по правам человека  в Свердловской области Татьяна Мерзлякова: «Проблема очень серьезная – реабилитация лиц, освободившихся из мест лишения свободы. У многих нет паспортов, у многих нет жилья, потеряны родственные связи. Вопрос  действительно острый. Меня часто спрашивают, почему я так сильно защищаю этих людей? Я могу сказать, что я защищаю всех, кто сегодня спокойно живет, надеется, что, заработав своим трудом, он будет жить спокойно дальше. Люди, которые доведены до отчаяния, способны ради куска хлеба на многое. Защищая этот проект, я защищаю спокойствие и права граждан, которые не должны подвергаться опасности. Пока у нас нет официального трудоустройства этих людей. Сейчас есть надежда, что ситуация изменилась, и, возможно, будет принято такое законодательно решение».

Уже несколько лет в Екатеринбурге существует «Бюро по трудоустройству лиц, попавших в экстремальную жизненную ситуацию». Возглавляет это некоммерческое партнерство   Юрий Потапенко , сам бывший заключенный. На добровольных началах его организация помогает людям найти работу. На помощь чиновников Потапенко не надеется, он убежден, что для решения проблемы нужно желание самих  работодателей: «Большинство не меняется само, меняется атмосфера, в которую они попадают. Определенный процент людей, которые положительно себя зарекомендовали, работают у меня по 5-6 лет – это костяк. И новенький приходит в этот костяк, и этот новенький уже не сделает того, что не позволит этот костяк. Не надо пакостить там, где живешь. Для всех осужденных, которые выходят на свободу, у всех работодателей сложилось одно мнение – что-то, где-то, когда-то он все равно допустит и соответственно к нему применят строгие меры воздействия и контроль более жесткий, если они его возьмут на работу. Чиновники ничего не наладят, это должно быть по доброй воле самих бизнесменов».

Но бизнесмены не горят желанием нанимать на работу бывших заключенных. Предприниматели не готовы на риски и затраты , которые предполагает трудоустройство такого человека, - говорит исполнительный директор некоммерческого партнерства «Альянс» Алексей Подоляко: «Радует, что это рекомендация, поскольку любая рекомендация принимается во внимание, а действуют они исходя из экономической целесообразности. Надо отметить, что это трудовой ресурс, который сегодня серьезно не используется бизнесом по понятным соображениям. Безопасность для бизнеса важнее, чем его успешное существование. Согласитесь, количество людей выходящих из мест лишения свободы с настроем жить законопослушно, их меньше, чем хотелось бы. Обеспечивание безопасности бизнеса еще и от людей, пришедших из мест не столь отдаленных – это дополнительные издержки, они, скорее всего, будут значительно выше, чем цена рабочей силы, которая в лице этих людей придет. Поэтому, я думаю, что вряд ли сегодня в бизнес кинуться зазывать людей из этих рядов».

Впрочем, не все бизнесмены уверены в том, что опыт будет негативным. Пример трудоустройства бывших заключенных имеет одно из крупнейших оборонных предприятий России – «УралВагонЗавод». В прошлом году там взяли на работу около полусотни человек, вышедших на свободу. Многие из них работают специалистами на основном производстве, - рассказал зам. Начальника отдела кадров предприятия Андрей Копытов: «Крупные промышленные предприятия сейчас очень нуждаются в рабочих кадрах. В связи с этим возникли программы помощи и поддержки осужденных. Мы напрямую работаем с центром занятости города. То есть они после освобождения подходят в центр занятости, берут направление, по которому центр занятости отправляет их нам сюда на трудоустройство. В основном это люди, не имеющие специальности, то есть они проходят обучение здесь, получают специальность и работают. Эти люди трудоустраиваются по разным специальностям в разные производства. Средняя зарплата на период обучения около 12-13 тысяч, плюс доплата из федерального бюджета порядка 2000 тысяч в течение двух месяцев».

Добавлю, что  в Госдуму был внесен законопроект, который устанавливал квоты для подростков и бывших заключенных. Согласно проекту закона, бизнесмены, отказавшиеся брать на работу определенное число таких сотрудников, должны заплатить штраф.  Инициатива была озвучена еще летом прошлого года, но о движении документа в Госдуме пока ничего не известно.

Официальный сайт Уполномоченного по правам человека в Приморском крае