Главная

Крестовый поход за бомжей. Приют для бездомных открыли францисканцы

Владимир ЖУКОВ. «Утро России», 11.10.07



Похоже, что проблемы людей, в силу обстоятельств попавших на самое "горьковское" дно жизни, не волнуют сегодня никого, кроме органов социальной опеки и милиции. Да и то - опосредованно: первых интересует статистика и мониторинг люмпенизации общества. Вторым бродяги просто досаждают бесконтрольностью своего поведения, а если и привлекают внимание, то лишь с точки зрения их причастности к криминалу.


Вспомним последнюю по времени милицейскую операцию "Бродяга" - эффект поразителен: во Владивостоке тогда удалось выявить 461 человека ( из десятков тысяч!), определенного места жительства не имеющих. Практически все они после проведения известных профилактических мероприятий снова оказались на улице. Если по минимуму, хотя бы даже по-христианскому, то накормить бы этих маргиналов по-человечьи, умыть, дать прийти в себя, "отдохнуть" в нормальных, приближенных к цивилизованным условиям.
Но кто этим займется... И главное - где? Дом временного пребывания во Владивостоке задуман еще лет десять назад, но открыта ночлежка так и не была. Примерно такая же ситуация и в других приморских городах, где день ото дня растет - как бы ни опасалось того "благоустроенное" общество - армия никому не нужных соотечественников.
Вот и получается, что единственным социальным органом, который пусть крохами, но реально делится хлебом насущным с бродягами, осталась церковь. Тревожно любопытный факт: в Приморье это прежде всего католики, через свои восемь приходов окормляющие около двух тысяч нуждающихся. Прежде всего - адептов своей веры. Однако не они, "классические" католики, делают погоду на юге Приморья. Здесь работают, каждый со своим приходом, десятки южнокорейских пасторов, имеющие собственные воззрения на традиции римско-католической церкви. Диапазон этих воззрений часто противоречит один другому, а порой с учением Христа имеет мало общего.
 
Тем не менее все они, эти мелкие общины, позиционируют себя как католики, правда, зачастую не зарегистрированные в органах юстиции и потому время от времени депортируемые вон из православной страны России. Так или иначе южное Приморье мало-помалу, не без одобрения местных властей, католицизируется.
 
Потому не случайно именно в Уссурийске, на улице Пушкинской, католики и организовали громкую акцию благотворительности, открыв общежитие для бездомных. Автором идеи выступили представители ордена, как они сами себя называют, братьев меньших. В нашем случае "меньшие братья" - это монахи ордена святого Франциска, еще в 1223 году получившие благословение папы Гонория III. И вот уже пять лет как францисканцы стали "завоевывать" наш край.
 
- Очень порядочные люди, - с уважением отзывается о последователях Франциска Ассизского пастор Мирон Эффинг. Именно он 15 лет назад стал первым католическим пастором Приморья, приехав из США и добившись передачи своему приходу (Пресвятой Богородицы) здания краевого архива во Владивостоке, разогнав его атеистических служащих. По сути, пастор Эффинг, утвердив себя за 15 лет здешней деятельности этаким маленьким, с точки зрения организации, папой римским по Приморью, и стал проводником идеи создания в Уссурийске приюта для бродяг.
 
Хотя официально лавры автора дома призрения отданы выходцу из Южной Кореи монаху Доминику. В Уссурийске он давно, местная власть ему благоволит и помогает. Как, в частности, помогла и с приютом, отобрав под стройплощадку у инфекционной больницы сад для прогулок. С трибуны в адрес "братьев меньших" звучали панегирики, вручались приветственные адреса от главы города Сергея Рудицы... Интересно, почему городские (светские) власти сами не озаботились открытием хотя бы примитивной ночлежки для бездомных, которых в небольшом Уссурийске едва ли не больше, чем во Владивостоке?
 
Впрочем, первый в Приморье дом для бездомных - не более, чем яркая заплата на ветхом рубище: он рассчитан всего на 30 бродяг. Тут, скорее, дело в престиже и демонстрации человеколюбия францисканцев, ведь в создание приюта вложены миллионы долларов. Для 30-то человек, по большому счету никому не нужных? Правда, раза два в неделю здесь обещают кормить горячим обедом по 200 человек.
 
Но в день открытия дома призрения бедных и голодных и на дух не подпускали к торжественному мероприятию. Высокий бетонный забор был по периметру блокирован милицией, а обширный двор пестрел сутанами разных окрасов, среди которых преобладал цвет какао с молоком. Традиционный "францисканский" цвет. Братья меньшие пожаловали из США и Казахстана, Польши и Бельгии, Словакии и Кореи. Отчего-то так вышло, что на торжестве человеколюбия не нашлось места представителям православия, магометанства, иудаизма, буддизма... Ни на стульях почетных гостей, ни в рядах приглашенных зрителей.
 
Равно как через распахнутые кованые врата не пропускали животных, а на севшего было на памятный камень воробья шикали всем миром. И прогоняли. А ведь это тоже неправильно! По преданию, святой Франциск - покровитель животных. Стало быть, "меньшие братья" католицизма и "братья наши меньшие" по Есенину должны пребывать в постоянном единстве и любви. Видимо, что-то сломалось за 800 лет в школе славного и незлобивого святого!
 
Да и не только, между нами говоря, отношение к кошкам-коровам-воробьям поменялось у францисканцев. Со школьных лет (кто не был троечником) известно, что основная идея ордена Франциска - это проповеди в народе не только любви к ближнему, а еще и бедности, аскетизма. Но благодаря пожертвованиям мирян и завещанному ими имуществу орден отошел от идеала бедности, превратившись в крупного собственника. Теперь, как видим, помогает тем, кому повезло меньше... Ну и дай Бог, а? Подобные уссурийскому дома призрения существуют в десятках городов 40 стран мира.
 
- Это самое главное, что мы можем делать и что начали делать в России много веков назад, - картинно воздев длани к небу, признался отец Джим, президент ордена братьев меньших в Казахстане. Что ж, "дай, Джим, на счастье..." Классика! И францисканцы-таки дали!
 
Хоромы, готовые привечать бесприютных, получились на славу. Это вам не эгершельдская двухэтажная, наспех восстановленная развалюха, которая так и не открылась. В Уссурийске за четыре года на месте больничного сада выросло добротное современное здание с башенками и мансардами. Рядом - огромный мощенный плиткой двор с каменными абстракциями и бассейном, где, как обещают, скоро забьют фонтаны и забулькают золотые рыбки.
 
Внутри здания - всё чистенько, уютно, дорого. Евроремонт тоже мало напоминает знакомые по книжкам старинные ночлежки. Скорее - уютные камеры следственного изолятора для несостоявшихся мэров городов, правда, без решеток, с пластиковыми окнами и очень домашним колером. Планируется открытие прачечной и библиотеки.
 
А высокие бетонные стены, местами украшенные библейскими сюжетами, мощные фигурные врата и будка охранника у входа - так это, скорее, не для будущих беглецов из францисканского рая. Наверное, обитель все-таки станет местом популярным среди малоимущих уссурийцев, так что придется сдерживать естественный напор желающих отдохнуть в тиши спален и насладиться монашеским мурлыканьем, которое звучит благостнее и гармоничнее, нежели традиционная "Мурка" или "Ехал на ярмарку Ванька-холуй"!
 
В приюте будут работать парикмахер, психолог, юрист. По словам монаха Доминика, бездомным не только окажут медицинскую помощь, накормят, оденут и предоставят кров, но и, к примеру, помогут оформить пенсию, найти работу, восстановить отношения с родственниками. Персонал приюта намерен сотрудничать с паспортно-визовой службой, решать проблемы с документами.
 
- Людям, попавшим в беду, в одиночку сложно выйти из трудной ситуации. В  Уссурийске бездомных не мало, потому что это транзитный город. Добавлю, что постояльцам дома спасения, которые задержатся здесь надолго, придется участвовать в некоторых наших программах, - не скрывает монах Доминик. Что за "программы" планируются для людей, нежданно-негаданно оказавшихся под опекой францисканцев, растолковывать не надо. Да, впрочем, какое дело несчастному, голодному и оборванному человеку, кто именно его пожалел и полюбил... Чье имя хвалить в молитвах - разве для бедолаги это важно?
 
Важно и опасно то, что тысячи невезучих сограждан брошены государством на произвол судьбы. Заметим, что недавно уполномоченный по правам человека в Приморском крае обратился к владивостокским депутатам с предложением рассмотреть вопрос о лицах без определенного места жительства.
 
Городская дума приняла решение об устройстве особого "работного дома". Только это была иная дума (того же города) - она и решила 7 апреля 1899 года построить ночлежку на Корейской (ныне - Пограничной) улице. Там могли получить ночлег 112 человек. При работном доме имелись кухня, столовая, погреб для провизии. А каждому, кто уходил днем заработать в город, выдавали денежку на "чаи-сахары".
 
У нынешних же депутатов инициатива уполномоченного поддержки не нашла. Не принесли результатов и неоднократные обращения с предложением рассмотреть вопрос о создании "приютов" в Законодательное собрание и в администрацию края.
 
Значит, уссурийским бродягам повезло больше. Выходит, отдаем дело призрения государственных подданных организации, от государства де-юре отделенной? Их, "отделенных", сиречь религиозных разного толка, в Приморье насчитывается 296! Ну так пусть берут, в силу сирости и убогости нашей социальной системы, хотя бы по десятку-другому подопечных... Тоже, конечно, не выход, но ведь и сами приходы не очень-то жалуют просящих, разве что из числа своей паствы. Поэтому мы деликатно умолчим об адресной помощи бездомным со стороны общественных организаций, которых в крае зарегистрировано 1805. И - 24 партийных формирования.
 
Последним-то и вовсе "не к лицу" поднимать из грязи опустившихся в беду современников. О них вспомнят, разумеется, в день выборов в Госдуму - уже решено ЦИКом, что дезадаптированных, но не потерявших права голоса сограждан, будут силком тащить на избирательные участки, а в местах скоплений бродяг возможна даже организация мобильных избиркомов.
 

Официальный сайт Уполномоченного по правам человека в Приморском крае